19:18 

More..


Back together:
Pete Doherty and Carl Barat perform together for the first time in six years




Пишет [info]charlie_kk (url)

Когда я услышала про реюньон, мне бы и во сне не приснилось, что Я ЭТО УВИЖУ. Я просто радовалась от всей души… Ну в самом деле: поехать в Англию на концерт – это я могу, допустим, хоть и много геморроя, но все-таки реально. Но попасть на фестиваль? С палаткой? Одной?? А билеты? А визу? Ну, и все такое.

Но вот, нежданно-негаданно, звонит мне моя лучшая подруга Светка и заявляет: мне тут отпуск на работе летом все-таки дадут, я уже собралась куда-нть в Египет… а потом думаю: wtf??? Поехали в Лидз, а? Это ж в сто раз круче чего угодно, все равно что год на концерты ходить. Ну че, не слабо нам? Нам – не слабо. Я так обрадовалась, что моментально подписалась на любые трудности и нервотрепку – только бы попасть туда. (По этому поводу мы радостно надрались, и нам конечно же показалось, что все получится легко и просто…)

Оказалось, что билеты в Россию заказать можно, и, мало того, они в продаже еще есть (а на дворе начало июля было), но привезут их только за неделю до мероприятия, не раньше. Мы с неделю ломали головы: а что если не успеют?.. Но потом все-таки решились покупать. Правда, пока разрабатывали схему путешествия, мы – два горе-географа – поняли, что Лидз-то от Лондона далеко, а вот Рединг – близко, line-up одинаковый, так что лучше уж мы в Рединг рванем, а потом еще и в Лондоне потусим. В общем, Светка заказывает билеты, я еду в Европу, мы ждем вестей.

Кто бы знал, что на этом приключения только начнутся. Я не стану рассказывать о том, сколько раз и сколькими различными способами мы пытались перевести англичанам деньги, о том, как они-бедолаги звонили Светке и разговаривали с ней на ломанном русском (видимо, свято веруя в дремучесть нашего населения), и о том, как эти доблестные ребята в итоге сделали все под честное слово и не оплошали буквально нигде, - скажу лишь, что за три дня до вылета мы еще раз напились, глядя неверящими глазами на две желтенькие бумажки в конвертике, которые проехали пол-Европы, прежде чем оказаться у нас в руках.

Мы прибыли в Рединг в пятницу, и очень правильно сделали: весь день мы разминались и входили в раж. Зато в субботу мы были полностью готовы СТОЯТЬ ДО ПОБЕДНОГО.

Лишенная связи с миром, я понятия не имела, как прошло (и было ли вообще) пятничное выступление в Лидзе, а также лондонские концерты, и с самого утра трепетала. Вырядившись в фанатскую футболку, купленную накануне, я с обеда крутилась возле главной сцены, периодически встречая единомышленников и радостно обмениваясь с ними мало-мальски членгораздельными выражениями того, что лично я могу назвать только EXCITEMENT. В какой-то момент мне начало казаться, что решительно все приехали в Рединг ради Libertines…

Ну вы же понимаете, что, если уж я приехала за тридевять земель ради одного выступления, я обязательно должна была прорваться в первые ряды. Для этого я заблаговременно, то есть около четырех часов, полезла в толпу, надеясь «переждать» The Cribs и какого-то Dizzy Rascal. Ха-ха, Уже через 15 минут мне стало ясно, что переждать будет, мягко говоря, тяжело, а через полчаса я стала конкретно опасаться, что до Libertines просто не доживу: британские школьники все как один крупнее меня и колбасятся так, что, если ты не скачешь с ними, то шансы выжить стремятся к нулю… Dizzy Rascal оказался – о ужас! – рэпером, и явно агрессивно настроенным. Мало того, что ничего более противоположного по духу Libertines на всем фестивале найти было нельзя, так еще и аудитория у него была невменяемая. Я хотела было отойти подальше – черт с ним, с передним рядом – но не тут-то было! Назад не пускали так же, как и вперед.

И тут ваш покорный слуга озверел. Я поняла, что назад пути нет, терять нечего и все такое, и принялась расталкивать всех и вся. Вскоре я, как ни странно, оказалась под покровительством каких-то школьников, да тут еще и этот ужас кончился и стало напряженно тихо. Я впервые огляделась. Впереди нюхали, сбоку уворачивались от летающих стаканов с мочой (милая фестивальная традиция), и главное: кроме меня вокруг ни одной девчонки!

Десять минут казались вечностью – еще бы, ведь никто не был до конца уверен, что ОНИ ВЫЙДУТ. Над толпой как будто витало единое «неужели?»

И тут ЭТО СЛУЧИЛОСЬ. Они вышли. Что в этот момент произошло внутри меня, невозможно описать. Я чуть не расплакалась. А может и не чуть, но вот понять это было уже невозможно, потому в ту же секунду я заревела вместе со всей гигантской толпой, которая сжала меня, подхватила за ребра и почти оторвала от земли. Все последующее слилось в одну бесконечную, сияющую, как молния, секунду; произошло что-то космическое, и ощущение нереального счастья накрыло всех и каждого с головой. Наверное, я почти ничего не видела, хотя от меня и было от силы три человека до сцены, но разве в этом дело? Все и каждый орали от первого до последнего слова, а между строками орали еще громче, толпа скакала и брыкалась с ужасающей силой – но разве кто-то думал в этот момент о своих ногах и руках? Мы все БЫЛИ ТАМ, на сцене, где происходило то, во что каждый из нас до сих пор не мог поверить. Иногда кто-нибудь оборачивался и дико кричал, его подхватывали, обнимали и снова кричали…

Впервые в жизни я совершенно не понимаю, сколько прошло времени (1:10, судя по видео). Я смотрела на Пита и Карла и понимала: все по-настоящему. Какие там распри, какие деньги, о чем вы, господа? Да одного взгляда, одной строчки хватило бы, чтобы растопить айсберг сомнений. Между ними искры били, и все было, как в сказке.

Я уж не говорю о том, что играли они так, как только мечтать можно было: так крепко и складно, как единый организм – они вместе, и хоть трава не расти. Сначала как-то даже серьезно, страшно сказать, с ответственностью что ли, но потом разошлись и заулыбались, и тут… посреди Time For Heroes вдруг выключили звук. Все даже не сразу поняли. Пит молча отчалил за сцену, Карл побрел за ним. Моментально поднялся такой рев, что, боюсь, слышно было в Лондоне: неужели все? Вот так?.. Но через две минуты они снова вышли – и заиграли ровно с того же места. Вот после этого все пошло совсем как по маслу: такое ощущение, что все вздохнули с облегчением, дескать, облом уже случился, можно расслабиться и радоваться по полной. (Потом оказалось, что это секьюрити ТАК решили усмирить толпу, давившуюся у барьера. Я была в этой толпе, но ничего не поняла.)

Сыграли еще много и еще лучше, а вот в конце я наверное все-таки расплакалась, когда после I Get Along Пит с Карлом сперва обнялись, потом расцеловались, а потом Карл подхватил Пита! Потом они уже вчетвером стояли перед публикой в обнимку, а нам все не верилось, что мы это видим…

Так уж устроен фестиваль Рединг, что на бис там просто нет времени, так что толпа быстро это смекнула и, постояв минут пять, практически вся ушла. По пути к выходам то тут то там то и дело взрывалось «FUCK , WE’VE SEEN ‘EM!!! YEEEAAH!!!» Чуть поодаль начали попадаться распростертые тела, которые бормотали примерно то же самое, но идти и орать уже просто не могли. Только выйдя за пределы площадок, я поняла что вся, с ног до головы, мокрая и, не надеясь дойти в темноте до палатки, отправилась в первый попавшийся бар пить виски…

PS: Когда смотрела видео концерта, заметила пару нюансов: во-первых, на записи кажется, что они серьезнее, чем были, и больше нервничают. Во-вторых, теперь как будто Карл больше льнет к Питу, а раньше было наоборот. И, наконец, в-третьих, Перед I Get Along по губам можно прочесть, что они говорят друг другу перед тем, как Карл рвет Питу кофту :)

@темы: Фото, Carl Barat, 2010

   

Peter Doherty

главная